Контент

Подготовка аукционной документации
Форма 2. Разработка для Заказчика. Заполнение для участника. Тендерное сопровождение по всей России.

+7 (495) 798-43-96

+7 (903) 798-43-96

+7 (903) 798-43-96

7554030@mail.ru

7554030@mail.ru

Контракт, заключенный с победителем закупки, предоставившим недостоверные сведения

Верховный Суд РФ: контракт, заключенный с победителем закупки, предоставившим недостоверные сведения о своей квалификации для победы, признаётся ничтожным независимо от факта его исполнения

Очень интересным в преддверии введения всеобщей «универсальной пред квалификации» является правовая позиция, изложенная в определении Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда РФ от 17.06.2020 г. № 310-ЭС19-26526 по делу № А84-2224/2018.

Фабула дела:

Заказчик - ГБУ «Дирекция капитального строительства» (г. Севастополь) обратилась с иском  к  ООО «Вавилон» о признании недействительным государственного контракта от 16.12.2016 № 41-16/ПИР-399 на выполнение проектно-изыскательных работ по реконструкции паромного пирса и применении последствий его недействительности в виде взыскания с ответчика 5 586 000 руб., перечисленных в качестве авансового платежа.

Как следует из материалов дела, в 2016 году проводился открытый конкурс на право заключения государственного контракта на право выполнения указанных проектно-изыскательских работ.

Согласно протоколу рассмотрения и оценки заявок на участие в конкурсе от 07.12.2016 г. на участие в открытом конкурсе рассмотрены заявки трех претендентов, ООО «Вавилон» набрало наибольшее количество баллов (60).

При расчете окончательного суммарного количества баллов комиссией учтено представление подрядчиком результатов исполнения 10 контрактов, из которых 8 по проектно-изыскательским работам по объекту «Строительство набережной ЖК Карсунский».

В рамках исполнения обязательств по контракту ГБУ «Дирекция капитального строительства» перечислено проектировщику 5 586 000 руб. аванса.

Однако, по результатам проведенной проверки прокуратурой Ленинского района города Севастополя было установлено, что для участия в конкурсе в подтверждение опыта работы и деловой репутации в сфере проектирования  победитель конкурса – ООО «Вавилон» предоставил  недостоверные документы,  а именно: договоры подряда и акты выполненных работ, составленные формально, в отсутствие фактических подрядных правоотношений.

Представлением прокуратуры учреждению было предписано устранить нарушения законодательства в сфере обеспечения государственных и муниципальных нужд, принять меры по расторжению контракта и возврату уплаченногоаванса.

Ссылаясь на ничтожность государственного контракта, учреждение обратилось в арбитражный суд с иском о взыскании суммы перечисленного аванса.

Судебные акты:

Решением Арбитражного суда города Севастополя от 23.01.2019 в удовлетворении исковых требований отказано.

При этом суд первой инстанции пришел к выводу о нарушении победителем конкурса правил участия в конкурсе, приведшем к ограничению конкуренции, обходу закона с противоправной целью, что свидетельствует о ничтожности заключенной между сторонами спора сделки.

Между тем, указывая на ничтожность спорной сделки, суд первой инстанции, принимая во внимание ее фактическое исполнение сторонами контракта, в том числе и после получения учреждением представления прокуратуры, пришел к выводу о необходимости применения к спорным правоотношениям положений статьи 431.1 Гражданского кодекса РФ  и пункта 70 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 23.06.2015 № 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации», а именно:

- сделанное в любой форме заявление о недействительности (ничтожности, оспоримости) сделки и о применении последствий недействительности сделки (требование, предъявленное в суд, возражение ответчика против иска и т.п.) не имеет правового значения, если ссылающееся на недействительность лицо действует недобросовестно, в частности если его поведение после заключения сделки давало основание другим лицам полагаться на действительность сделки (пункт 5 статьи 166 Гражданского кодекса РФ).

В связи с этим суд первой инстанции указал на то, что поскольку учреждение принимало от общества исполнение контракта, то оно не вправе требовать признания этого контракта недействительным, за исключением оснований, указанных в статье 179 Гражданского кодекса.

В соответствии со статьей 179 Гражданского кодекса сделка, совершенная под влиянием обмана, является оспоримой и может быть признана недействительной по иску потерпевшей стороны. Сделка, совершенная под влиянием обмана, может быть признана недействительной, только если обстоятельства, относительно которых потерпевший был обманут, находятся в причинной связи с его решением о заключении сделки. При этом подлежит установлению умысел лица, совершившего обман.

Суд посчитал, что контракт заключен при представлении ответчиком информации, не соответствующей действительности, то есть с обманом, умысел общества направлен на победу в торгах за счет представления ложной информации об опыте выполнения работ.

Учитывая, что срок исковой давности по требованию о признании оспоримой сделки недействительной и о применении последствий  ее недействительности составляет один год, течение срока исковой давности начинается со дня, когда истец узнал или должен был узнать об иных обстоятельствах, являющихся основанием для признания сделки недействительной (направление представления прокуратуры в июне 2017 года), иск по настоящему делу подан 03.07.2018, суд первой инстанции пришел  к выводу о пропуске истцом срока исковой давности, в связи с чем отказал  в удовлетворении иска.

Постановлением Двадцать первого арбитражного апелляционного суда  от 03.06.2019 решение суда отменено, иск удовлетворен.

Суд апелляционной инстанции, отменяя решение суда, исходил из того, что, придя к правильному выводу о ничтожности государственного контракта, суд первой инстанции ошибочно применил положения статьи 431.1 Гражданского кодекса  и разъяснения пункта 70 постановления Пленума № 25, неправомерно указал на нивелирование ничтожности сделки ее фактическим исполнением и возможность применения правила об оспоримости сделки.

Постановлением Арбитражного суда Центрального округа от 08.10.2019 постановление Двадцать первого арбитражного апелляционного суда от 03.06.2019 отменено, решение суда первой инстанции от 23.01.2019 оставлено в силе.

Верховный Суд РФ не согласился с правовой позицией суда кассационной инстанции.

Определением Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда РФ от 17.06.2020 г. № 310-ЭС19-26526 постановление Арбитражного суда Центрального округа от 08.10.2019 по делу № А84-2224/2018  отменено, а   постановление Двадцать первого арбитражного апелляционного суда от 03.06.2019 по тому же делу оставлено в силе.

Правовая позиция Верховного Суда РФ:

Не соглашаясь с судом первой и кассационной инстанции, Верховный Суд РФ в судебном акте указал следующее.

Как следует из пункта 2 статьи 8 Закона № 44-ФЗ о контрактной системе, конкуренция при осуществлении закупок должна быть основана на соблюдении принципа добросовестной ценовой и неценовой конкуренции между участниками закупок в целях выявления лучших условий поставок товаров, выполнения работ, оказания услуг. Запрещается совершение участниками закупок любых действий, которые противоречат требованиям настоящего Федерального закона, в том числе приводят к ограничению конкуренции, в частности к необоснованному ограничению числа участников закупок.

Исходя из статьи 10 Гражданского кодекса не допускаются осуществление гражданских прав исключительно с намерением причинить вред другому лицу, действия в обход закона с противоправной целью, а также иное заведомо недобросовестное осуществление гражданских прав (злоупотребление правом).

Между тем общество, в нарушение правил участия в конкурсе, установленных Законом № 44-ФЗ, представило документы, отражающие недостоверную информацию, которая способствовала признанию его победителем торгов и заключению контракта. О представлении обществом недостоверных сведений учреждение узнало из представления прокуратуры от 21.06.2017 после проведения торгов и заключения контракта.

В соответствии с пунктом 2 статьи 168 Гражданского кодекса  РФ сделка, нарушающая требования закона или иного правового акта и при этом посягающая на публичные интересы либо права и охраняемые законом интересы третьих лиц, ничтожна, если из закона не следует, что такая сделка оспорима или должны применяться другие последствия нарушения, не связанные с недействительностью сделки.

Согласно пункту 75 постановления Пленума № 25 посягающей на публичные интересы является, в том числе сделка, при совершении которой был нарушен явно выраженный запрет, установленный законом.

Таким образом, судебная коллегия соглашается с заявителем кассационной жалобы в том, что договоры, при заключении которых допущено нарушение законодательства о закупках, являются ничтожными в силу части 2 статьи 8 Закона № 44-ФЗ и пункта 2 статьи 168 Гражданского кодекса РФ.

Признание государственного контракта ничтожной сделкой свидетельствует о выполнении обществом работ в отсутствие государственного контракта, в связи с чем выплаченный по данному контракту аванс подлежит возврату.

Поскольку спорный контракт  заключен с нарушением требований Закона № 44-ФЗ, при недобросовестном поведении участника торгов, с целью обхода закона с противоправной целью, нарушая принципы контрактной системы, а следовательно, публичные интересы,  в связи с чем она является ничтожной,  применение  судами первой и кассационной инстанций при рассмотрении настоящего спора пункта 5 статьи 166 Гражданского кодекса, позволяющее такому лицу получить имущественное удовлетворение из своего незаконного поведения, является необоснованным. Действия по уплате аванса были совершены учреждением до того момента, как стало известно о нарушениях участника торгов, а следовательно, не могут считаться подтверждением сделки с подобным нарушением. Иной подход свидетельствовал бы о возможности недобросовестного лица извлекать прибыль при совершении противозаконных действий, нарушая публичный правопорядок.

В соответствии с пунктом 1 статьи 181 Гражданского кодекса РФ срок исковой давности по требованиям о применении последствий недействительности ничтожной сделки и о признании такой сделки недействительной (пункт 3 статьи 166) составляет три года. Течение срока исковой давности по указанным требованиям начинается со дня, когда началось исполнение ничтожной сделки, а в случае предъявления иска лицом, не являющимся стороной сделки, со дня, когда это лицо узнало или должно было узнать о начале ее исполнения. При этом срок исковой давности для лица, не являющегося стороной сделки, во всяком случае не может превышать десять лет со дня начала исполнения сделки.

В силу изложенного Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации пришла к выводу, что постановление суда кассационной инстанции подлежит отмене, а постановление суда апелляционной инстанции полежит оставлению в силе.

Практические последствия указанной правовой позиции Верховного Суда РФ для заказчиков и участников закупок:

По мнению автора, с учётом реализуемых «регулятором контрактной системы» планов по введению обязательной предквалификации для большинства подрядных строительных и проектно-изыскательских работ, данная правовая позиция Верховного Суда РФ создаёт следующие риски для участников контрактной системы:

- если победитель закупки фактически исполнит контракт (например, строительные или проектно-изыскательские работы), но в процессе исполнения выяснится (например, в результате прокурорской проверки), что победить предоставил недостоверные сведения о своей квалификации, то данный контракт, несмотря на его полное исполнение, не влечёт никаких юридических последствий, кроме тех, что связаны с его ничтожностью.

То есть подрядчик, несмотря на фактическое исполнение контракта, исходя из буквальной трактовки данной правовой позиции Верховного Суда РФ, не имеет права на оплату за выполненные работы и денежные средства по контракту, являющимся ничтожным, подлежат возврату.

При этом остаётся неясным, что делать в таком случае с результатом выполненных работ по контракту, принятым заказчиком (например, построенным объектом капитального строительства или разработанной проектной документацией)?

Представляется, что  Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда РФ данным определением, отстаивающим приоритет «публичных интересов» (запрет на нарушение законодательства РФ о контрактной системе, предусмотренный частью 2 статьи 8  Закона № 44-ФЗ), нарушила баланс между участниками контрактной системы – заказчиками и участниками закупок (подрядными организациями).

Более того, по мнению автора, данная позиция Верховного Суда РФ о том, что такие контракты, заключённые по результатам торгов, являются не оспоримыми, а ничтожными сделками неизбежно приведёт к увеличению количества судебных споров, в том числе с участием органов прокуратуры РФ и органов контроля в сфере закупок:

- срок с исковой давности по требованиям о применении последствий недействительности ничтожной сделки и о признании такой сделки недействительной в отличие   срока исковой давности по требованию о признании оспоримой сделки недействительной и о применении последствий  ее недействительности составляет  не 1, а 3 года.

- определение Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда РФ от 17.06.2020 г. № 310-ЭС19-26526 по делу № А84-2224/2018

***

При использовании данной статьи (полностью или частично) обязательна ссылка на сайт журнала «Государственные и муниципальные закупки» (Информационный портал www.zakupki-portal.ru) и указание автора статьи (материала).

 

Автор: 

Дон Виктор Викторович,  директор Балтийского тендерного центра, юрист-практик, эксперт в сфере закупок 

 

Комментарии закрыты